Учредитель юридической компании «Гордон и сыновья», поэт, автор-исполнитель.

24 ноября 2017
Катя Гордон: «Эгоистичная, злая, обиженная женщина во власти — это начало конца»

Когда Катя Гордон заявила о намерении баллотироваться на пост президента Российской Федерации в 2018 году, удивились все, включая Woman.ru. Когда на днях со свойственной прямолинейностью она предложила и вовсе упразднить пост президента, все на какое-то время потеряли дар речи. Только год назад мы общались с Катей о любви, музыке и песнях, а теперь она запела совсем по-другому. Как? Зачем? Почему? У нас много вопросов, на которые блондинка с характером согласилась ответить, как всегда, откровенно. 1 2 3 ...30

В интервью Woman.ru Катя Гордон рассказала о своем желании стать президентом и о предвыборной кампании  Как женщину может изменить желание стать президентом?

Не будем пытаться анализировать неизбежные внутренние ломки, а пройдемся по верхам. Как минимум ей захочется переодеться в брючный костюм — скорее всего серого цвета. Очки в строгой оправе, «невидимый» мейк и лаконичная укладка — по желанию. Катя Гордон вроде бы так и сделала, но даже в брючном костюме осталась Катей Гордон. У нее на одном из свежих телеэфиров он был кроваво-красным, как и помада на губах. «Ну, это был просчитанный ход, — смеется Катя, когда я припоминаю ей этот выход в стиле «Тореадор, смелее в бой». — Я знала, что на меня все набросятся». Предчувствия, как всегда, не обманули.

На интервью с Woman.ru будущий кандидат в президенты Российской Федерации встречает меня в рваных джинсах и грубых ботинках. Выглядит свежей и бодрой, хотя уверяет, что не спит («няня в отпуске, я одна с двумя мелкими»). Разговариваем в офисе юридической компании «Гордон и сыновья», который напоминает все что угодно, кроме привычной адвокатской конторы.

К Гордон приходят со слезами на глазах и не от хорошей жизни. Листают не глянец, а Семейный кодекс РФ. Однако хозяйка превратила свой офис из уголка скорби в салон, пригодный хоть для медитаций. У Гордон горят свечи, на диванах подушки, в рамках на стенах фото красивых, счастливых женщин. За спиной Кати сейчас, например, — молодая Джоди Фостер, что уже интригует… Однако я пока воздерживаюсь от вопросов: сначала — о судьбах России, раз уж Екатерина Гордон готова их вершить.

Woman.ru: Ты удивила своим выдвижением. Как это все получилось, ведь не так давно ничто не предвещало?

Катя Гордон: Еще десять лет назад я не хотела соприкасаться с властью, играла, как многие молодые люди, в аполитичность. Это нормальная ситуация, когда ты сначала симпатизируешь оппозиции, потом, поняв, что все из одного ларца, ударяешься в аполитичность. Потом вдруг понимаешь, как в моем случае, что уже 5 лет занимаешься правозащитнической деятельностью, ходишь по судам и помогаешь женщинам, сложные ситуации которых государство не волнуют. «Кстати, мне предсказали, что после 37 лет у меня начнется новая жизнь. И вот да, сейчас я оказалась в эпицентре событий, предсказать которые еще пару лет назад не могла бы». Меня спрашивают: а почему сразу в президенты, а не в депутаты? В ответ мой вопрос: а кого интересует предвыборная кампания хотя бы одного депутата? Да никого! А здесь есть шанс, что меня услышат. «Для начала, например, я хочу сделать государственный алиментный фонд, чтобы 20 миллионам женщин с детьми не приходилось голодать»

Woman.ru: Кстати, про шансы — как ты оцениваешь свои? Я правильно понимаю, что ты нацелена на долгосрочную перспективу?

К. Г.: У меня есть политические амбиции. Есть и немало людей, которым я мешаю своей активностью и заявлениями. Встроюсь ли я в систему, покажет время. Эти выборы — как ступень естественного отбора. Попытка из шоумена превратиться в политика. Негатива в свой адрес мне всегда хватало. Сейчас его будет еще больше. И если не сдуюсь и все выдержу, значит, выйду на совершенно новый уровень. Мне хочется на этот уровень, чтобы по-другому, более эффективно решать вопросы. «Программа моя реальна, потому что я сама реалист. Я знаю, в какой системе, с каким аппаратом нужно работать, и ничего радикального не готовлю». Вместо революций и переворотов можно здесь подкрутить, там откорректировать. Для начала, например, сделать государственный алиментный фонд, чтобы 20 миллионам женщин с детьми не приходилось голодать. Повторяю: никаких потрясений не предлагаю. Но и следовать шаблонным политическим концепциям не стану. Люди от них уже устали.

Woman.ru: Что ты имеешь в виду?

К. Г.: Замусоленные политические шаблоны, которые повторяются из десятилетия в десятилетие. Когда одни и в 21-м веке твердят про власть народу, возврат к пятилетке, а другие поют про свободу слова… Если, например, человек оппозиционер, у него свой давно уже известный «суповой набор»: он против Путина и поддерживает открытый гомосексуализм. Я вариться в этих схемах не собираюсь, у меня свой путь — понятный, но не шаблонный.

Woman.ru: Ты упомянула ЛГБТ-движение. Каково твое к нему отношение в контексте своей политической программы?

К. Г.: У меня много друзей всех возможных ориентаций, но как мать я не хочу, чтобы мои сыновья росли в информационном поле, утверждающем, что тот же гомосексуализм — это нормально. Я, Катя Гордон, не считаю, что это нормально. Без агрессии отношусь к предпочтениям людей, но озвучивать желания нужно партнеру дома, а не маршем по центральной улице.

Woman.ru: За спиной у тебя тем временем висит портрет Джоди Фостер, открытой лесбиянки…

К. Г.: Попросила девчонок найти фотографии красивых, успешных женщин. Вот, нашли… Они, правда, о ее ориентации не знали. Фостер действительно красива, талантлива, успешна. Глупо меньше уважать ее за осознанно выбранную ориентацию. Ориентация, повторюсь, — личное дело каждого, государство в ее выбор не вмешивается. И да, закон о пропаганде гомосексуализма, который я в целом поддерживаю, нуждается в корректировках. Нужно разбираться, что же все-таки является пропагандой гомосексуализма, а что — нет. «Но все эти садики, где детей считают средним полом, гей-персонажи в мультфильмах — это перебор». «Нужно не запрещать аборты, а пропагандировать рождаемость — убеждать женщин, что они не останутся без средств на улице»

Woman.ru: Еще одна сложная тема — аборты, которые пытаются запретить во многих странах. Предложения звучат и у нас в России. Что ты об этом думаешь как политик?

К. Г.: Мы прекрасно знаем, что в странах, где аборты запрещены, ни к чему хорошему это не приводит. Они делаются незаконно, не на должном уровне. Нужно не запрещать аборты, а пропагандировать рождаемость — убеждать женщин, что они не останутся без средств на улице, что государство им поможет нормально вырастить детей. Большинство делает аборты, потому что считает, что не потянет ребенка. «Когда я, беременная первым ребенком, оказалась одна и практически на улице, мне самой говорили: «Чего ты рожаешь?! Кому ты будешь нужна одна с ребенком?» Запрещать ничего не надо, а вот проводить социальную политику в пользу женщин и детей — необходимо. У будущей матери даже мысль не должна возникать об этой процедуре — чтобы не наносить урон здоровью.

Woman.ru: Свою политическую концепцию, если твоим словами выражаться, ты сформулировала как «Гордон за баб». Почему именно так?

К. Г.: Женщина с ребенком — это символ. По тому, как женщина с ребенком живут в каждом конкретном государстве, можно судить о всех ветвях власти, о медицине, образовательной сфере, да обо всем! А можно взглянуть на женщин в России через призму не материнства, а карьеры. И что мы увидим? Минимальный процент женщин в топ-менеджменте любых компаний. По сей день женщин принимают на работу, предварительно пытая вопросами, не собираются ли они случайно беременеть в ближайшее время. Женщина — сомнительный бизнес-персонаж, она никак не защищена. И если даже будет семи пядей во лбу, то при разводе все равно рискует остаться ни с чем. Потому, что мужчины научились ловко скрывать доходы. А мне очень хочется ввести традицию, чтобы, если судья видел, что мужчина явно богаче, чем его справка о доходах, была сразу же начата проверка в налоговой. Пока этого не происходит, и потерянные женщины, оставшиеся у разбитого корыта, приходят ко мне — плачут, не знают, на что еду купить. Поэтому параллельно мы собираем детские вещи и раздаем малоимущим. Это самое малое, что можно в самом начале сделать. Меня тут склоняли недавно на шоу, что, мол, в связи с выдвижением у меня взлетели гонорары. Ничего подобного. 90 процентов обратившихся не могут позволить себе даже стандартную юридическую консультацию. Мы в этой связи предлагаем специальный «стресс-пакет», рассказываем, что можно сделать, какие есть социальные службы. Поэтому, чтобы решать эти женские проблемы, колоссальные, страшные, знакомые многим, мне нужна власть.

Woman.ru: Хорошо, а что тогда делать «мужикам», если ты «за баб»? Им-то что предложить?

К. Г.: Для начала я докажу им, что быть отцами и уважать женщин — это хорошо. А уходить от ответственности — плохо. Многие систематически нарушают закон, с моим приходом сделать это будет сложнее. Это я могу пообещать. С другой стороны, примерно треть моих клиентов — мужчины. И в ситуациях, когда женщина, мстя за что-то, не дает бывшему мужу видеться с ребенком, я на стороне парней. Лично звоню таким женщинам и говорю: «Девчонки, не глупите, не нарушайте права детей. Включите логику: вам же жизнь облегчают — идите занимайтесь делами, отдыхайте, пока отцы берут детей к себе». Еще один пункт в моей программе, который будет интересен многим независимо от пола, — поддержка даже не малого, а микро-бизнеса. Я сама владелец микро-бизнеса и хочу, чтобы «низы» слышали наверху. «Если представить, что государство — это многоэтажный особняк с пентхаусом где-то под облаками, я хочу быть лифтером…» …Хочу приезжать с самого первого этажа, если не из подвала, и говорить: «Ребята, слушайте, давайте начнем хотя бы с женщин и детей, это уже немало. Давайте помогать простым людям, которые живут за гранью добра и зла». «Могу заявить откровенно: мне 37 лет, и я уже ничего не боюсь»

Woman.ru: Твоя программа понятна и слажена. Она явно не родилась спонтанно, хотя бытует мнение, что к выдвижению тебя подтолкнула давняя знакомая — Ксения Собчак.

К. Г.: Решение было принято не вчера. Я знала, что будет несколько женщин, что сложится определенный тренд, и подумала, что момент настал. Не мстить или что-то доказывать — ни в коем случае. Безусловно, в сознании многих сработала схема «Гордон — Собчак» и тут же вызвала оживление. На самом деле Ксения мне помогла: она довела мое желание выдвинуться до абсолюта. Между нами нет вражды, все свои вопросы мы закрыли, несколько лет назад она взяла у меня классное интервью, а дальше, как говорится, каждый сам.

Woman.ru: В сознании многих сформировался твой образ как женщины крайне эмоциональной, готовой к бою, к самым сильным реакциям. Эта эмоциональность не будет ставить тебе палки в колеса теперь?

К. Г.: На самом деле я холодный человек. Многие поведенческие моменты, важные для шоу, вообще никак не связаны с эмоциями. Моя эмоциональность управляема от и до. Если бы все эти годы, после каждого эфира на ТВ, после каких-то сложностей, которые я переживала на виду у всей страны, я бы валялась без чувств и пила корвалол, как и подобает эмоционально нестабильному человеку, меня бы не хватило ни на детей, ни на бизнес, в котором, сами понимаете, непросто. С эмоциями я уже давно умею справляться. Могу заявить откровенно: мне 37 лет, и я уже ничего не боюсь. Меня столько лет гнобили, зажимали, увольняли с работы, писали про меня какие-то гадости в журналах, не печатали ни меня, ни про меня в этих самых журналах, сталкивали с кем-то лбами, играли на моих чувствах, пытались искать компромат… И что в итоге? У меня есть дело, я на своем месте, в чем уже давно нет сомнений. Не пускают в журналы? Зато всегда рады на телевидении. «Когда прихожу к важным людям, тем же политтехнологам, меня спрашивают: «Так, Катя, чего мы боимся?» Я отвечаю: «Да уже ничего, все, чего стоило бояться, произошло». Страсти давно улеглись. Я прошла через достаточное количество испытаний, чтобы в конечном итоге все отпустить. Потому что я знаю: эгоистичная, злая, обиженная женщина во власти — это начало конца. Я не претендую ни на какие деньги, ни с кем не воюю, я продюсирую свои конкретные идеи и задачи. Главное, что близкие поддерживают.

Woman.ru: Как твой мужчина отреагировал на твое желание баллотироваться? Он ведь наверняка понимает, что будет непросто.

К. Г.: Меня переспросили, уверена ли я? Я сказала, что да. «Тогда я с тобой», — вот такая была реакция. Мой мужчина, конечно же, переживает за меня, понимая при этом, что меня не остановить. Он принимает меня такой, какая я есть, за что ему большое спасибо.

Woman.ru: На Woman.ru недавно выходил материал про личную жизнь женщин-президентов. Если вкратце, то женщина в политике — чаще всего одиночка. Тебя это не пугает?

К. Г.: Мы живем во время, когда женщина должна смириться с тем, что она большую часть своей жизни одинока. Хорошо, если какое-то время рядом есть достойный человек. Если он будет со мной до конца дней, значит, повезло. Если нет, я приму это. Я уже не завишу от иллюзий детства, что у меня должен быть прекрасный принц и дом под яблонями. Жизнь обладает кучей смысла и радостями, которые с мужчинами никак не связаны. Я больше не смогу страдать при расставаниях. Когда я первый раз разводилась, казалось, что мир рушится и я больше никому не буду нужна. Но жизнь показывает, что это не так. На прощание хочу сказать, что, как бы ни разворачивалась моя политическая карьера, я хочу, чтобы у нас росли новые поколения, которые будут свободным в своих желаниях и амбициях. Которые будут мечтать стать не только пожарниками, но и серьезными политиками, понимая, что все возможно. Нам нужны новые люди. При всем моем уважении к Владимиру Владимировичу Путину, не бывает вечных людей. Я хочу, чтобы все понимали: стране нужны новые кадры, чувствующие, думающие, делающие.


Источник: http://www.woman.ru/stars/life/article/211521/

Поделиться с друзьями: