Учредитель юридической компании «Гордон и сыновья», поэт, автор-исполнитель.

22 декабря 2017
ЭХО Москвы. A-TEAM

А.Дурново― 20 часов и 7 минут в Москве, это программа «A-Team», которая считается самой сложной для гостей «Эха Москвы» и которую всегда ведут люди, которых зовут Алексей, слава богу только, что людей, которых зовут Алексей, у нас практически на футбольную команду. Ну, не на футбольную, на волейбольную…

А.Осин― На футзальную.

А.Дурново― На футзальную. Голубев, Осин, Нарышкин и Дурново. И прекрасная, очаровательная Екатерина Гордон, журналист, правозащитник. Добрый вечер.

Е.Гордон― Здравствуйте.

А.Дурново― Я напомню, только. Стоп, я уже почувствовал, что все бросаются с вопросами. Я напомню, что если есть вопросы у наших слушателей, то номер +7 985 970-45-45 для ваших смс-сообщений. В твиттере аккаунт vyzvon, а в YouTube трансляция, где вы можете всех нас видеть. Алексей Нарышкин клятвенно заверил меня перед эфиром, что у него есть концепция, поэтому он сейчас задаст первый вопрос.

 
 

А.Осин― Дурново сегодня на Степашку похож.

А.Дурново― Спасибо. Хорошо, а ты – на Хрюшу.

А.Нарышкин― Екатерина, скажите пожалуйста. Мне кажется, если бы вы месяц назад с лишним не сделали заявление, что вы собираетесь выдвигаться в президенты, мы бы с вами здесь и не встретились.

Е.Гордон― Вам, я думаю, верно кажется.

А.Нарышкин― Вы от своих планов отказались уже?

Е.Гордон― Нет, конечно. Смотрите. Де-факто, и это понимают все, здесь сидящие, и большинство, нас слушающих, выборы закончились с того момента, как Владимир Владимирович озвучил своё желание. Это если де-факто. Де-юре у нас у всех есть возможности, мы каждый будет использовать так, как посчитает нужным: продолжить еще не начавшуюся гонку. Мы, в силу того, что я выдвигаюсь от партии, все процедуры намерены сделать как минимум для того, чтобы подтвердить серьезность моего заявления и плюс — это огромная возможность и впредь заявлять программу политическую, почему-то не каждый это делает, и формировать свои политические цели, поскольку я, так или иначе, нравится это кому-то или нет, останусь в политике.

А.Дурново― Вы не рассчитываете победить Путина? Как я сейчас понял, на победу на президентских выборах вы не рассчитываете?

Е.Гордон― Смотрите, тут есть какая-то игра. Я с удивлением наблюдаю. И тех людей, которых уважаю, мне очень нравится экономическая программа Бориса Титова, я знаю, он у вас тоже будет в эфире. И все как бы немножко играют, все лукавят и делают вид, что да вообще у каждого из нас есть шанс. Я думала, что у каждого из нас был бы шанс, пока были сомнения по поводу того, будет ли Владимир Владимирович. А эти сомнения были и у серьезных людей, и у аналитиков, и у политологов. Кто-то говорил, что Владимир Владимирович устал, и он, в общем, нам давал понять, что он думает.

 

Но с того момента, как он озвучил своё желание, у нас, может быть, есть шанс, если, грубо выражаясь словами некоторых политтехнологов, «поголовье не придёт голосовать» и будет второй тур. В этом случае, наверное, у нас шанс есть. Если, так скажем, они соберут необходимых электорат, который придёт на выборы, шансов на первое место нет ни у кого.

А.Дурново― То есть вы сейчас всерьез допускаете возможность, что будет второй тур, в котором будет Путин и не Зюганов, не Собчак, не Навальный, не Жириновский, а Екатерина Гордон?

Е.Гордон― Во-первых, я всерьез, конечно, это допускаю и станет понятно, во-первых, кто говорит всерьез, а кто нет, когда, как минимум, люди попытаются принести необходимые документы во ВЦИК. Потому что многие до ВЦИКа технически не дойдут. И не потому, что их не пустят, а потому, что они знают изначально, что они туда не пойдут.

А.Осин― Но скажут, что их не пустили.

Е.Гордон― Но скажут, что их не пустили! Я туда пойду! И мы сейчас занимаемся…

А.Дурново― Когда вы пойдете?

Е.Гордон― Мы сейчас занимаемся этой достаточно нудной процедурой, потому что на каждом этапе неверно оформленного бюллетеня можно с позором из этой истории выйти. Поэтому я, де-юре, пытаюсь соблюсти все нормы и к этому иду.

А.Нарышкин― Екатерина, партия какая у вас?

Е.Гордон― Это станет понятно в ближайшее время.

А.Нарышкин― То есть, вы ищете партию?

 

Е.Гордон― Нет, она найдена и уже…

А.Осин― Это существующая партия?

Е.Гордон― Существующая, зарегистрированная.

А.Осин― Раз вы не хотите говорить, мы не будем спрашивать.

Е.Гордон― Спасибо.

А.Нарышкин― Нет-нет-нет, будем спрашивать.

Е.Гордон― Нет, я пока не могу этого сказать.

А.Нарышкин― Так вы блефуете?

Е.Гордон― Нет, почему?

А.Нарышкин― Например, за Собчак, когда она сказала, что выдвигается в президенты, выстроилась очередь ну не из женихов, но, скажем так, из политических женихов. Нечаев, Касьянов сделал предложение. А вы что? Вы как будто интригуете, а вот ничего нет, кроме слов.

Е.Гордон― Смотрите, я потому и бесстрашно хожу аж к четырем Алексеям и оставляю свои слова в эфире, который можно будет в любой момент воспроизвести именно потому, что я не блефую, я говорю то, что есть. А тот момент, который кандидат для себя определяет, чтобы озвучить свой план, партию, кто-то заявлял политтехнологов, которые их кидали в прямом смысле слова, подрывая авторитет личности. Это мы делаем уже в тот момент, когда считаем нужным, в этом нет ничего неправомерного.

 

Е.Гордон: Де-факто выборы закончились с того момента, как Владимир Владимирович озвучил своё желаниеQТвитнуть

А.Нарышкин― Но вы сами понимаете, какая партия вам по своим убеждениям будет наименее мерзкой?

Е.Гордон― А я вам скажу больше, я полагаю, что вот эта риторика, которую используют разные партии, будь то коммунисты или демократы, или какие-то сложносочиненные коллаборации оппозиционных партий. Сейчас, на мой взгляд, как человека, работающего и живущего в этой стране, все это не канает, ни власть народу, ни свобода…

А.Дурново― А что канает?

Е.Гордон― Не канает. Потому что эти слова столько раз использовали те люди, которые по итогу нас в конечном счете все равно обманывали. Я играть в эти слова, оторванные от реальности, не хочу.

 

А.Дурново― Так что канает-то?

Е.Гордон― Я вам объясню. Канает конкретное дело. Конкретная практика. Я просто с тех пор, как пять лет варюсь в юридическом бизнесе, у меня компания, и имею непосредственное дело с судьями. Сегодня прям увлекательно… Ладно, не буду тратить ваше время и создавать иллюзию какого-то самопиара. Вот канает реальность. Как они её назовут, под каким соусом попытаются впихнуть.

Кстати, сегодня читала отчеты Левада-центра. Очень грустная статистика по предварительным опросам: мало кто хочет на выборы идти. И это основная проблема для Кремля сейчас. А дальше возникают разные персонажи, которые Ксюша, Вася, Петя…

А.Осин― Подождите, воззрения не важны? Важна личность или что? Жириновский, Зюганов, вы, Собчак и так далее. Еще Путин.

Е.Гордон― Смотрите, есть совершенно конкретная реальность, в которой намешаны политические, религиозные верования и конкретная личность. Вот эта личность в ручном режиме, не важно, по какой причине, плохая или хорошая. Вот как вы сейчас, как бы вы сейчас определили политический строй наш? Только честно.

А.Осин― Капитализм. Государственный, я бы даже сказал.

Е.Гордон― А вы слышали, последнее время модно говорить, что у нас практически монархия? А наследование на некоторых постах, прямо наследования в прямом смысле слова, должности, когда вдруг возникает сын или дочка – это откуда?

А.Осин― В Норвегии – капитализм и монархия, с Испании – капитализм и монархия…

А.Дурново― Это характерно для любого строя абсолютно. Может быть везде.

 

Е.Гордон― Для коррупционного может строя.

А.Дурново― Не обязательно.

А.Осин― Почему? А в Соединённых Штатах Америки семьями правят, несколько Бушей. И ничего, нормально.

Е.Гордон― Вот. И они, Соединенные Штаты Америки, несмотря на то, что у них такая же тенденция, как и у нас, они эксплуатируют свои понятия, а мы – свои. Вот они демократию продают в мир.

А.Осин― Так что мы будем выбирать? Идеи, людей – что будем выбирать?

Е.Гордон― Поэтому я говорю совершенно конкретную вещь: нужно сделать все, я об этом буду говорить, как попугай, чтобы такого количества полномочий у президента не было.

А.Дурново― А у кого они будут?

Е.Гордон― Нужно их перераспределять.

А.Дурново― Кому?

Е.Гордон― В пользу парламента нужно думать, который действительно будет иметь полномочия и действительно выбираться. Я предлагаю совершенно конкретную вещь…

А.Дурново― Екатерина. Вы стали президентом, и вы свои, часть своих полномочий отправили парламенту? Зюганову, Жириновскому, Миронову и прочим прекрасным бесподобным господам?

 

Е.Гордон― Про Зюганова, Жириновского и Миронова мне кажется, что нужно однозначно заговорить, наконец, о возрастном цензе. Очень странно. Физиологически доказано, что после определенного возраста наш мозг теряет…

А.Голубев― Ой, это же вы как Собчак. Это она все просит стариков. И вы туда же.

Е.Гордон― Нет, смотрите, это не только Собчак, это и Навальный, и многие другие.

А.Голубев― Еще один геронтофоб.

Е.Гордон― Смотрите, столько людей говорят очевидные вещи и их не слышат, потому что деды держат власть, и они нас не услышат. Даже если завтра скажет Бузова, какая разница?

А.Нарышкин― Екатерина, это – опытные люди, опытные мужи.

А.Голубев― И? И они показали. Смотрите, Жириновский у нас толчется вокруг этих своих процентов, ему, может, за выслугу лет нальют побольше.

А.Нарышкин― Ему будет сто лет, у него будут те же самые проценты.

А.Голубев― Вы хотя бы столько, сколько у Жириновского процентов соберите.

А.Нарышкин― Вот, в этом всё дело.

Е.Гордон― Конечно. Так надо с чего-то начинать!

 

А.Осин― Выгнать правильно. Как и с Путиным история…

А.Нарышкин― Зачистить поляну!

А.Осин― Надо устроить рогатки, капканы, сделать по возрасту ограничения, по количеству сроков. Лишь бы Путина не было, Зюганова, Жириновского. Никого. И тогда мы пройдем.

А.Голубев

Е.Гордон― Я как раз считаю, что Владимир Владимирович необходим. Я как раз считаю, что ни в коем случае…

А.Осин― Вы же его победить хотите.

Е.Гордон― Вы меня не слышите. Кстати, спасибо за площадку, поясню. Владимир Владимирович стране необходим.

А.Дурново― Так зачем вы тогда с ним конкурируете?

Е.Гордон― Смотрите. Я красным губы накрасила, чтобы мне слово давали.

А.Нарышкин― Я дальтоник.

Е.Гордон― Так вы дальтоник?

А.Осин― Ну мы дальше поняли, поэтому извините, прерываем.

 

Е.Гордон― Смотрите, на мой взгляд, Владимир Владимирович стране необходим. Но в силу разных причин страна не может зависеть от одной личности, которая, извините, скажем так, взрослеет, может заболеть. Он решает у нас все вопросы от жилищных до внешнеполитических. С какой стати? Давайте, может быть, мы разграничим его полномочия и назовем его, придумаем с вами как… Это целый всероссийский, внешняя политика…

А.Нарышкин― Это вопрос не к полномочиям, это вопрос к тому, что люди привыкли к батюшке, к царю-батюшке, им так удобно.

Е.Гордон― Внешняя политика. А парламент пусть наконец начнет что-то делать, потому что в данный момент, и это не секрет, есть много скандальных журналистских расследований, мы знаем, что место в парламенте, в принципе, можно и прикупить.

А.Голубев― Екатерина, а можно по парламенту и вашей политпрограмме? В шапке вашего профиля в Инстаграме. Вы, как журналист, просто поясните мне, кто – Екатерина Гордон? У вас написано «Екатерина Гордон— ,нет, посту президента! ,да!, парламенту.».

А.Нарышкин― Ты сам понял, что ты сейчас сказал?

Е.Гордон― Вы же понимаете, как говорите?

А.Голубев― Я просто прочёл ваш лозунг. Это вообще что? Вы в каком состоянии писали этот лозунг?

Е.Гордон― Смотрите, вы же как журналист, сколько вы на радио работаете?

 

Е.Гордон: У каждого из нас был бы шанс, пока были сомнения по поводу того, будет ли Путин. А эти сомнения былиQТвитнуть

А.Голубев― Какая разница, Екатерина?

Е.Гордон― Я объясню, а я больше десяти лет. Поэтому, когда вы в эфире читаете предложение, не обязательно пунктуацию соблюдать, надо донести смысл.

А.Голубев― Можно тогда совсем убрать вот эти вот…

Е.Гордон― Слушайте, вопросы Инстаграма и количества знаков… Вы, наверное, тоже пользователь интернета и понимаете, что не бесконечно это количество. Что касается лозунга. Если вам интересен реальный смысл, то да, я считаю, что нужно перераспределять полномочия, в частности, президентские.

А.Голубев― Перераспределять, как я понимаю, в общем – нужно отменять пост президента?

 

Е.Гордон― Да.

А.Голубев― Не нужен президент?

Е.Гордон― Не нужен президент.

А.Голубев― А зачем тогда за вас голосовать?

А.Осин― Екатерина Гордон – к черту Думу, она не работает. И вдруг Екатерина Гордон придёт, и она заработает.

Е.Гордон― Сегодняшняя Дума не работает.

А.Осин― А завтрашняя почему будет работать?

Е.Гордон― Потому что нужно возвращаться к Думе, которую выбирали совершенно конкретные люди, и к одномандатникам.

А.Дурново― Конкретные люди – это кто?

А.Нарышкин― В смысле?

А.Дурново― Какие именно конкретные люди?

Е.Гордон― Ну как, люди, народ.

 

А.Дурново― А, народ. Конкретные люди – я себе представляю очень конкретных людей.

Е.Гордон― Смотрите, вы же знаете историю, знаете, как…

А.Дурново― Знаем.

Е.Гордон― Как вы относитесь к голосованию по спискам?

А.Дурново― замечательно отношусь.

А.Нарышкин― Все нормально.

Е.Гордон― То есть то, что народ покупает, не в плане денег, а вот информационно, как манок использует какого-то одного верхнего персонажа в списке, а он потом и не проходит, а появляется Пупкин, который денег занес – это нормальная история? Или у нас все честно? Вы мне просто поясните, вы живете в каком?

А.Нарышкин― Примеры, примеры. Я просто не голосовал за такие партии.

Е.Гордон― А вы вообще ходили на голосование?

А.Нарышкин― Ходил, конечно, и на муниципальное, и на парламентское.

Е.Гордон― Вы за какого депутата когда-нибудь голосовали?

А.Нарышкин― Я не помню, потому что они не прошли.

 

А.Дурново― У меня прошли муниципальные депутаты, вот те, за которых я голосовал, они сейчас у меня сидят в муниципальном образовании.

Е.Гордон― А думских выбирали?

А.Дурново― Никогда партия, за которую я голосовал на выборах, никогда не проходила в Государственную думу. Чему я, надо сказать, очень рад, потому что мне хотя бы не стыдно.

Е.Гордон― Знаете, после того, как я сказала о том, что надо бы вернуться к голосованию по одномандатным спискам…

А.Осин― Мажоритарная система.

Е.Гордон― Да. Значит, я, естественно, буду выражаться разговорным языком, огребла кучу комментариев. И Кобзон высказался жестко, и Жириновский, и коммунисты. Мы даже как-то думали, а почему бы не пободаться и не подать иск на Кобзона, что мы сделали? Но позвонили близкие друзья и сказали, мол, вы понимаете, там и здоровье у Кобзона, и так далее…

А.Нарышкин― Пожалейте старика?

Е.Гордон― Да. И я подумала, что я его очень уважаю как артиста. Но ведь, если мы говорим о каком-то диалоге конструктивном, об обратной связи, то причём здесь «пожалейте»? Причём здесь «ненавижу»?

А.Нарышкин― Пощады.

Е.Гордон― А причем здесь «пощады»? Почему нельзя рассуждать рационально?

 

А.Нарышкин― Гордон придет – порядок наведет.

Е.Гордон― Смотрите, я… Да причем здесь порядок. Я как раз призываю всех в этом активно участвую. Но не профанации и не в каком-то горячечном бреду, и не быть… Я сказала честно, я не голосовала никогда. Вообще.

А.Нарышкин― Очень плохо.

Е.Гордон― В принципе. Плохо ли это – не знаю.

А.Нарышкин― Долг гражданина.

А.Осин― И вы идете на выборы. Это смешно. То есть вы сами выборами как инструментом не пользовались, а решили, что за вас им воспользуются.

Е.Гордон― Я не пользуюсь грязными инструментами. Я сейчас смотрю сериал «Больница Никербокер», очень классный сериал, вот какая-то медицинская у меня ассоциация, нам предлагают пользоваться нечистыми инструментами.

А.Дурново― Екатерина, прошу прощения… Но вы же можете, благодаря этому грязному, не прокипячённому, недезинфицированному инструменту вы можете стать президентом. То есть получается так, что инструмент грязный, но, благодаря ему, Екатерина Гордон окажется первой за 200 лет с лишним женщиной-правителем нашей страны.

Е.Гордон― А теперь вдумайтесь, что все те люди, которые понимают, что на одной личности, какой бы они хорошей ни была, не может быть завязано всё государство. Моя частная судьба, судьба моих детей. И любой важный мировой или внутренний процесс – они поддержат меня, потому что первое, что я сделаю – упраздню пост президента Российской Федерации.

 

А.Осин― Екатерина, смотрите, 90-е годы, банкирщина, появляющийся и исчезающий Борис Николаевич, сумасшедшая Государственная дума. И вот что тогда было? Страна управлялась? Нет. Пришел Путин – худо-бедно вертикаль построили, действительно сейчас решают какие-то там проблемы, да? Вы можете считать, что, он плохо решает?

Е.Гордон― Нет, не считаю.

А.Осин― Я считаю, что хорошо. Вы хотите сказать: «Вот мы ушли от этого безобразия, от этого хаоса, перешли к чему-то более стройному и управляемому, давайте это всё выбросим и вернемся сюда». Зачем?

Е.Гордон― Смотрите, вот вопрос. Может вы, кстати, мне подскажете. Владимир Владимирович, вот не дай бог, но заболел. Вот что мы делаем? У нас, например, нет конкретно Владимира Владимировича. И кто? Расскажите?

А.Дурново― У нас есть человек с опытом управления страной – Дмитрий Анатольевич его зовут. Очень известный, четыре года.

А.Осин― По Конституции власть переходит к Дмитрию Анатольевичу Медведеву. До выборов президента, если, не дай бог, что-то случится. Я правильно цитирую?

А.Нарышкин― Екатерина, 20 минут мы с вами в эфире. Время дорого. Объясните, пожалуйста: Собчак – она против всех, Навальный – против Медведева, Путина и коррупции. Жириновский – непонятно, против чего. А Екатерина Гордон – она за что или против чего? Потому что 20 минут мы какие-то абстрактные с вами вещи обсуждаем.

 

Е.Гордон: На мой взгляд, Путин стране необходим. Но в силу разных причин страна не может зависеть от одной личностиQТвитнуть

Е.Гордон― Как раз я говорю совершенно конкретно. Я за то, чтобы упразднить пост президента Российской Федерации, за развитие парламентской республики…

А.Нарышкин― А дальше?

Е.Гордон― Смотрите, а дальше. Вы вот сейчас не назвали ни одной программы. Вы понимаете, что это – слоганы, это – не программа? Вы знаете что-нибудь про экономическую программу выше озвученных людей? Навальный – хотя бы опытный человек…

А.Нарышкин― Навальный сегодня опубликовал.

 

Е.Гордон― Да, сегодня опубликовал.

А.Нарышкин― А у Собчак еще время есть впереди.

Е.Гордон― Замечательно.

А.Осин― Мы ее пытали на эту тему, можете не сомневаться.

Е.Гордон― Вот и все! Я про то… Вы не готовились к эфиру, я так посмотрю.

А.Нарышкин― Я не готовился. Никогда не готовлюсь.

Е.Гордон― Потому что у меня озвучены тезисы экономической программы и политической программы. И как раз мне хотелось бы быть голословной, для этого специально завела видеоблог. Была конференция, приезжали там от «Le Figaro», спасибо им большое, и с других каналов. Именно потому, что мне хочется быть конструктивной, именно потому, что это не, как вот сейчас модно говорить хайп. Надо штрафовать за это слово, мне кажется.

А.Нарышкин― Вы же в первом видеообращении говорили про семью что-то, про матерей, про жен. Что с ними делать надо?

Е.Гордон― Именно потому, что у меня есть что-то конкретное…

А.Нарышкин― Распускать?

Е.Гордон― Любить, во-первых. Что касается детей и жен, так вышло, что я этим занимаюсь около пяти лет. У меня есть компания, я не буду её…

 

А.Голубев― А вот можно, подождите, не про компанию, мне это особенно интересно, как ведущему программы «Отцы», про детей понятно, их надо защищать у нас в стране. А женщинам чего надо, чего сейчас не хватает?

Е.Гордон― Смотрите, рассказываю. Это моя ежедневная практика, в день в нескольких судах мои юристы решают эти задачи. У нас семейное право не работает. В каком плане? По статистике дети остаются…

А.Голубев― Мужчине вообще почти невозможно себе детей оставить.

Е.Гордон― Смотрите, по статистике. Здесь нет никакого гендерного разделения.

А.Голубев― Очень есть.

Е.Гордон― Я веду сейчас три дела в пользу мужчин, которым не дают видеться с детьми. И я не поддерживаю в этих вопросах женщин вообще. Значит, по статистике, после развода женщины остаются чаще с детьми. Есть исключительные случаи, когда мужчина хотел бы принимать участие в воспитании, но ему этого не дают. И, естественно, никто этого не поддерживает, я пытаюсь, наоборот, женщинам другую идеи привить. Но, в большинстве случаев, мужчины снимают с себя ответственность сами. Это статистика. Я говорю, как есть.

Дальше происходит следующее. Женщина с двумя детьми, с тремя, с одним приходит в суд, где, если у неё нет оснований на алименты в твердоденежной сумме, ей присуждают процент, в зависимости от количества детей, от его доходов, который она в дальнейшем получает. Дальше мужчина перестает получать эти доходы. Или, послушайте. В малом и среднем бизнесе, Титов лучше расскажет, прекрасно все научились в нужный момент придумывать какие-то схемы и уходить от реальной декларации.

А.Голубев― Короче, вы просто боретесь за то, чтобы женщины получали алименты.

 

Е.Гордон― Я считаю, что когда мы говорим «Давайте размножаться, нас должно становиться больше», остается один вопрос всегда совершенно конкретный: «Почему тогда мы не делаем ничего, чтобы в судах относились адекватно к решению финансового вопроса бабы, которая тянет этих детей на себе?». Вот нерешаемо. Вот все женщины…

А.Осин― А вы что предлагаете? Я понял…

Е.Гордон― Во-первых, сейчас необходим государственный алиментный фонд, как временная…

А.Осин― Государству надо платить вместо вот этих хлыщей, которые своих детей…

Е.Гордон― Нет, судебная реформа обязательна. Есть, например, идеи. Судьи – они же ленивые, они всегда перекладывают ответственность и говорят буквально следующее. Мы, например, приносим, юристы, говорим: «Уважаемый суд, очевидно, он живет в шикарной квартире, обслуживание этой квартиры стоит 30 000 рублей, а он нам показывает, что он получает 10000». Но у нас не судят, исходя из расходов. У нас судят, исходя из доходов. Есть, кстати, практика, я считаю, что её нужно ввести, судить, исходя из расходов.

А.Дурново― Извините, у нас просто минута до перерыва, мы говорим о том, что чиновники халутрно делают свою работу.

Е.Гордон― Причем здесь чиновники?

А.Дурново― А я вас хочу спросить, Катя, простите…

Е.Гордон― У меня есть совершенно конкретные идеи и инициативы практиков, огромного количества юристов, которые ежедневно сталкиваются с этим вопросом. Мы не просто критикуем, мы предлагаем.

 

Е.Гордон: Первое, что я сделаю – упраздню пост президента Российской ФедерацииQТвитнуть

А.Дурново― Екатерина, 30 секунд осталось. Скажите одним словом перед перерывом. У нас есть «закон Димы Яковлева», «Закон подлецов», все знают, что за формулировками не скрыться. Отмените, если станете президентом?

Е.Гордон― Я его однозначно, как минимум, пересмотрю. Есть очень большой теневой сектор, связанный, например… Изучаю вопросы суррогатного материнства, стало понятно, что огромное количество детей в некоторые страны, только что рожденных, уходит и там это просто…

А.Дурново― Даже сейчас?

Е.Гордон― Даже сейчас. Это черновой огромный сектор, поэтому его надо точно пересматривать. В том виде, в котором он есть, он существовать не может.

 

А.Дурново― У нас перерыв на новости и рекламу. У нас еще полчаса впереди.

НОВОСТИ/РЕКЛАМА

А.Дурново― Продолжается программа «A-Team», просто только YouTube видел, мы обсуждали сейчас сериалы, кино и дошли до вечной темы.

А.Нарышкин― Волочкова и соитие. Вечная тема.

А.Дурново― До харассмента.

А.Голубев― Екатерина, можно вопрос? Вы по убеждениям в итоге кто? По политическим: либерал, националист, консерватор?

Е.Гордон― Я, конечно, либерал.

А.Голубев― Что вы вкладываете в это понятие? Экономика, демократия…

Е.Гордон― Поясню. Я полагаю, что сегодня говорить о либеральной мысли в чистом виде очень странно. Вообще искать конкретное политическое верование в чистом виде в реальности очень наивно. Это в большей степени риторика. И говорить о либерализме сейчас применительно к России – тоже наивно. Потому что без очень серьезного социального сегмента инициатив мы не выживем.

А.Голубев― То есть, вы не либерал

Е.Гордон― Мы не можем отказаться… Мне близки совершенно конкретные вещи, которые и коммунистами пропагандируются.

 

А.Голубев― У вас были социальные предложения с государственным фондом алиментов, здесь либерализмом и не пахнет абсолютно.

Е.Гордон― Да, вот об этом я и говорю.

А.Осин― А почему же вы либерал?

Е.Гордон― В чистом виде соцлиберал. Я с этого начала эфир. Вот вы все пытаетесь назвать, а я пытаюсь предложить конкретный реформаторский путь по конкретному вопросу.

А.Голубев― Давайте немножко срежем.

Е.Гордон― Мне не важно вот, а есть ли бог, это вот как меня пытались подколоть…

А.Нарышкин― Кстати, есть ли бог?

Е.Гордон― … и как он выглядит, с бородой или нет.

А.Нарышкин― Как? Как Голубев?

А.Голубев― Или как Нарышкин?

Е.Гордон― На идиотские вопросы просто не хочется отвечать.

А.Нарышкин― Нет, ответьте, пожалуйста. Всё-всё, ответьте, бог есть?

 

Е.Гордон― Есть вопросы интимного толка, вопросы религии.

А.Голубев― Мы хотим знать, что кандидат в президенты, в кого верит.

Е.Гордон: Я― человек, интуитивно, конечно, верующий. Я пишу стихи, я слышу музыку, я пишу песни, если вы знаете.

А.Нарышкин― Я пока не понимаю, православным за Екатерину Гордон надо голосовать или не надо?

Е.Гордон― Вы, кстати, иронизируете над очень серьезной темой.

 

Е.Гордон: Говорить о либерализме в РФ – наивно. Без серьезного социального сегмента инициатив мы не выживемQТвитнуть

А.Нарышкин― Слушайте, Путин не скрывает своих…

А.Голубев― Может вы мусульманка, мы понять не можем.

Е.Гордон― Нет, я крещёная, мой ближайший друг – батюшка-настоятель Екатерининского собора, я, если вы хотите знать конкретно, какой я религии принадлежу, я – православный человек, мои дети, два сына – конечно, они должны не так плотно дружить, как демонстрируют нам сейчас каналы.

А.Осин― Церковь и государство – взаимоотношения?

Е.Гордон― Они существуют отдельно, естественно. Светское общество у нас, религия тут ни при чём.

 

А.Осин― Хотите большего, или так, как сейчас, или меньшего влияния церкви на государство? Многие либералы жалуются из вашего лагеря.

Е.Гордон― Я не испытываю никакого стресса, связанного с…

А.Нарышкин― Исаакиевский собор РПЦ отдаем?

Е.Гордон― Понимаю ваше желание поиграть в пинг-понг.

А.Дурново― У нас очень много вопросов вам задать, а времени мало.

Е.Гордон― Давайте доходить хотя бы до сути вопроса.

А.Нарышкин― Я в вас разглядел кандидата в президенты, смотрю просто другими глазами.

Е.Гордон― А как женщина я вам нравлюсь?

А.Нарышкин― Очень. Но я смотрю на вас, как на кандидата.

Е.Гордон― Вот. Вот на такие вопросы нужно отвечать коротко и сразу, а на сложные можно и поразмышлять.

А.Дурново― Екатерина, скажите, пожалуйста, про Исаакиевский собор сначала, а потом есть еще важный вопрос.

Е.Гордон― Исаакиевский собор – что?

 

А.Дурново― Кому? РПЦ или городу Санкт-Петербургу?

Е.Гордон― Я скажу вам честно, я не думала на эту тему, вот правда.

А.Дурново― Вам придется, если вы станете президентом.

Е.Гордон― Исаакиевский собор церкви я бы отдала. Это моя интуитивная история.

А.Нарышкин― Попы обнаглели?

Е.Гордон― Слушайте, в храм… Я очень часто слышу, когда критикуют православие за конкретных представителей этого православия.

А.Нарышкин― Через полчаса в нашем эфире Александр Невзоров будет как раз.

Е.Гордон― В любой религии, в любом конгломерате людском есть люди хорошие и плохие. Есть те, которые пытаются украсть, есть те, которые служат иск?

Поделиться с друзьями: