Учредитель юридической компании «Гордон и сыновья», поэт, автор-исполнитель.

05 февраля 2018
Журнал "Красота и здоровье":Екатерина Гордон: «Когда я занимаюсь любимым делом, я им горю»

Текст: Наталья Обрядина

 

Исключительно энергичная Екатерина Гордон с детства привыкла добиваться поставленных целей. Неудивительно, что к 37 годам у нее за плечами успешная карьера юриста, журналиста и автора песен. Ее время расписано по минутам, потому на все вопросы она отвечает четко и по делу. Незадолго до президентских выборов Екатерина рассказала нам о своей правозащитной деятельности, мотивах участия в предвыборной гонке и о том, как же оставаться в прекрасной форме при столь загруженном графике.

 

 

Катя, вы – личность многогранная: юрист, общественный деятель, журналист, певица. Почему вы решили участвовать в выборах президента России?

Е.Г.: Я действительно люблю заниматься многим. Критики любят меня попрекать тем, что я и танцую, и пою, а я все время думаю, в чем же проблема, если у меня это хорошо выходит? Написание песен, музыка – это мое хобби, но есть еще и моя работа.

В своей карьере я, так или иначе, по возрастающей шла в политику. Сначала я была журналистом: более 10 лет проработала на разных радиостанциях, писала статьи на социально-политические темы, общалась с представителями шоу-бизнеса. Но в какой-то момент мне это стало неинтересно: во-первых, не так много ярких героев, во-вторых, зачастую люди, которые были интересны мне, были не в формате передачи. Поэтому для меня журналистика себя исчерпала, сейчас она мне интересна только в контексте моей правозащитной деятельности.

Сегодня у меня своя небольшая юридическая фирма. У нас много клиентов, среди которых как простые люди, так и звезды, поэтому я часто бываю на федеральных каналах, чтобы вынести в публичное поле их дела.

Сейчас мне уже не хватает каких-то масштабных изменений, поэтому в предвыборный год я поняла, что у меня есть уникальная возможность, выпадающая раз в 6 лет, во всеуслышание заявить о том, что в судах сейчас творится ад, что семейное право не работает, и предложить решение этих проблем.

Бабы, я не стесняюсь этого слова, на русской земле просто воют! У них дети, в садах очередь, на няню денег нет, на работу выйти невозможно – это реальность Российской Федерации. Но почему-то об этом громко никто никогда не говорил, считалось, что женщины как-нибудь сами справятся. И вот это «как-нибудь сами» привело к тому, что выживание стало нормальной ситуацией.

Я очень лояльно отношусь к действующей власти. Считаю, мы живем в чудесной стране, и у нас уже сейчас есть очень толковые политики, но им явно необходимы люди, которые смогут рассказать, как живут обычные люди. Я совершенно точно могу рассказать им обо всем, что касается семейного права. Я не из тех, кто устраивает революции и кровавые перевороты. Свою программу-минимум я уже выполнила, дальше готова встраиваться во власть и реформировать то, что есть.

 

Как вы думаете, почему многие восприняли ваше сообщение о выдвижении как шутку?

Е.Г.: Если честно, такое шутливое отношение было ко всем кандидатам. Все прекрасно понимают, что победит Владимир Владимирович: он действительно самый сильный кандидат, самый опытный и популярный политик. Я это тоже понимаю. Соответственно, с юмором отнеслись ко всем – и к Титову, и к Собчак, и ко мне. Я думаю, что мы на фоне главного кандидата действительно поначалу казались смешными. Но потом оказалось, что мы говорим очень здравые вещи. Это не просто оппозиционный крик, это конструктивная критика и предложение решений. Поэтому этот смех постепенно закончился.

 

До вашего выдвижения о своем желании баллотироваться заявила Ксения Собчак, с которой у вас был конфликт более 10 лет назад. Как вы думаете, почему по прошествии стольких лет вас все еще пытаются столкнуть лбами с ней?

Е.Г.: Это некий медийный стереотип, который, как я думаю, сыграл нам обеим на руку. Не вижу в этом ничего плохого. Если Ксюша начнет предлагать какие-то адекватные идеи, я всегда поддержу их так же, как я поддерживаю отличную экономическую программу Бориса Титова. Я считаю, что грызутся между собой только слабые и неумные люди, сильные – всегда вместе. И сейчас такое время, когда мы можем объединяться и сделать что-то вместе, не думая, кто главный. Я – за совместный труд, и никакого негатива к Ксении у меня нет.

 

Когда вы решили основать с партнером первую фирму, у вас не было юридического образования. Какую роль в тот момент вы отводили себе в компании? И какую роль вы играете в ней сейчас?

Е.Г.: Первую компанию – комнату юридической и психологической помощи Safe Room – мы открыли почти 5 лет назад с моим партнером Мариной. Предполагалось, что она как адвокат будет заниматься юридической частью, а я с меня – пиар, клиенты и психологическая помощь, поскольку семейное право зачастую связано с очень болезненными ситуациями, из-за которых женщина совершает ошибки. Но в какой-то момент стало понятно, что, к сожалению, тех юристов, которых мы нанимали, тоже надо было постоянно контролировать. Я не хотела и не могла проигрывать дела женщин, которые ко мне обратились – не такой у меня характер. Поэтому стала читать договоры, изучать семейное право, ходить на суды, и поняла, что, если хочу дальше развивать этот бизнес, мне надо в нем разобраться. Спустя год я уже знала семейное право от и до и решила углубить имеющиеся знания, получив третье высшее образование.

Мне, кстати, даже то, что я сделала юридическую компанию, не имея соответствующего образования, пытаются поставить в упрек. Но я ее сделала как менеджер, как управленец. А сейчас, спустя 5 лет, могу сказать без зазрения совести, что в нашей стране я один из лучших специалистов по семейному праву.

 

Часто женщина обращается за помощью к специалистам и сталкивается с непрофессионализмом и нечистоплотностью. Как этого избежать?

Е.Г.: Сегодня очень многие юристы пропагандируют идею «Мы берем деньги за процесс, а не за результат». И никаких гарантий. Если результата нет – всегда суд виноват. Поэтому мой совет всем людям, обращающимся за юридической помощью: полистайте законы. Поймите, юристы не боги, поэтому вам придется контролировать процесс и задавать вопросы. И внимательно читайте договор, который вы заключаете: в нем должно быть прописано все, что вам обещает адвокат, все устные договоренности. Если в контракте чего-то нет, забудьте про это. Также обязательно узнайте, сколько эта услуга стоит по рынку, чтобы не переплатить.

 

Вы проводите бесплатные дела?

Е.Г.: Да, одно-два дела в месяц, к сожалению, пока не можем больше. Также раз в месяц у нас день бесплатных консультаций. У меня есть идея развития сети бесплатных консультаций квалифицированной юридической и психологической помощи. Потому что сейчас у нас бесплатная помощь – неквалифицированная.

 

Самая частая проблема, с которой к вам чаще всего обращаются женщины?

Е.Г.: Алименты, обман при разделе имущества из-за того, что муж переписал все на маму, кабальный брачный контракт. Надо признаться, мы живем в век, когда очень девальвировано понятие порядочности, честности, щедрости мужчин…

Кстати, ко мне приходят и мужчины, которые хотели бы общаться с детьми или установить отцовство, но женщины против.

К счастью, с откровенно подлыми предложениями не приходят, видимо, понимают, что я могу и послать.

 

Что надо сделать, чтобы мужчина платил алименты? Какие нужны изменения на законодательном уровне?

Е.Г.: Я бы хотела, чтобы ввели следующую традицию: если очевидно, что доходы мужчины сильно расходятся со справкой, в которой указана мизерная зарплата, чтобы судья по составленному нами ходатайству инициировал налоговую проверку. Кроме того, как-то звучала инициатива начислять алименты, исходя из расходов мужчины. Мы можем принести в суд доказательства, что он живет не по средствам, указанным в справке из налоговой. Ну и, нужно заняться судебной системой в целом – она сейчас работает через пень-колоду. Словосочетание «честный судья» сейчас звучит как оксюморон.

 

Какие меры, по-вашему, должны применяться к неплательщику?

Е.Г.: Сейчас уже ужесточают меры по отношению к неплательщикам. Например, президент разрешил судебным приставам самим ловить и задерживать должников без привлечения полиции. Но однозначно надо ужесточать. Надо лишать неплательщиков прав на вождение автомобиля, закрывать выезд за границу, запрещать вести собственный бизнес. Пусть ходят пешком по той земле, по которой ходит их голый ребенок.

Нынешняя безнаказанность расхолаживает мужчин: они потеряли совесть и нравственные ориентиры. Конечно, в этом отчасти есть и вина женщин. Поколение обиженных матерей воспитало непорядочных мужчин, у которых нет уважения к женщинам. Поэтому сегодня нам надо отпустить все обиды и растить новое поколение сильных мужчин.

 

Как защитить свои права женщине, у которой нет денег и которая целиком и полностью зависит от мужа?

Е.Г.: Надо искать опытного правозащитника, который будет помогать бесплатно. Если видите, что вас откровенно засудили, идите в телевизор. Если мужчина в частной ситуации позволяет вести себя с вами подло, пусть об этом знает вся страна. Многих мужчин это пугает, ведь они хотят быть публично хорошими и подлецами локально.

 

Насколько сегодня женщина в кризисной ситуации защищена государством?

Е.Г.: Вообще никак не защищена! У нас непаханое поле работы в этом плане. Мы можем рассчитывать только на самих себя и тех редких людей, которые готовы что-то делать.

 

Есть ли в России организации, куда женщины могут пойти в кризисной ситуации?

Е.Г.: Практически нет. Есть приюты для беременных, созданные по инициативе русской православной церкви. Можно пойти туда. Но хорошо бы и на государственном уровне сделать такие организации. Есть локальные центры психологической помощи, но их, конечно, надо реформировать, так как качество их работы оставляет желать лучшего. Потому что никакой квалифицированный специалист, будь то юрист или психолог, не пойдет работать туда, где ему нормально не платят.

 

Статистика разводов в нашей стране поистине удручающая. Можно ли реанимировать институт брака и улучшить ситуацию в целом?

Е.Г.: Для начала надо провести реформу в собственных головах и пересмотреть свое отношение к институту брака в целом. Мы живем в то время, когда замужество ни от чего не спасает, потому что семейное право и судебная система не работают. Вы можете выстраивать со своим мужчиной партнерские отношения, захотите штамп в паспорте – ради бога, но перестаньте думать, что он вас от чего-то убережет. Не рассчитывайте на брак как на спасательный круг.

 

Брачный договор – это способ защиты женщины в ее правах?

Е.Г.: Брачный договор – очень полезная штука. Считаю, что надо на берегу договариваться, что будет и кому что достанется в случае, если возникнет сложная ситуация и придется разойтись. Если у вас настолько доверительные отношения с партнером, у вас не будет проблемы это проговорить, а если проблема есть, вам этот брак не нужен. Я за честность. У меня есть любимый человек, мы живем вместе и всегда обсуждаем подобные вопросы. И никто не обижается.

 

Вы очень занятая женщина, как вы ухаживаете за собой?

Е.Г.: Раз в сезон я обязательно езжу на море. Очень люблю плавать, поэтому при любых обстоятельствах стараюсь пару часов в неделю выкроить на бассейн – это и психологически спасает, и физически полезно. Люблю массаж.

Я не верю в чудодейственные кремы. Есть те, которые мне нравятся, но полностью возрастные изменения они не уберут. У меня есть косметолог, к которому я регулярно хожу и в разумных пределах пользуюсь всеми инновациями, которые у нас есть.

Но главный секрет красоты на самом деле в том, что, когда ты горишь своим делом, когда ты любима и отпустила боль, ты будешь привлекательной, даже если не успела уложить волосы. Люди хотят быть рядом с теми, от кого исходит тепло, поэтому отпустите все обиды.

 

Как вы считаете, поздно ли начать жизнь с нуля, если «вам немного за 30»?

Е.Г.: Этот стереотип надо обязательно разрушить в головах русских женщин. Он не свойственен ни одной европейской женщине. Мне 37 лет, я никогда в жизни не променяю их на свои 20. Считаю, что нужно полюбить себя в любом возрасте. Полноценная, уверенная в себе женщина в 50 даст фору любой 20-летней, ничего не понимающей девчонке.

Поделиться с друзьями: